«Посмотри на свою страну, а теперь на Эстонию». Почему беларусы не успели стать цифровым обществом

Деньги • Мария Русинович
Почему у эстонцев получилось стать первой цифровой нацией и что сейчас заимствует у Таллинна весь Евросоюз? В чем заключается успех Эстонии и почему у нас не будет так же, разбираемся с экспертом в области теории и практики электронного управления, специалистом Сyberaan Анной Шмагун.

Беларуские власти горят желанием ввести электронную ID-карту на каждого гражданина, но у нас пока вообще отсутствует даже закон о персональных данных. Интернет есть далеко не везде, бесплатных точек доступа в сеть не хватает даже в крупных городах, а цифровая неграмотность вместе с монополией государства на проведение интернета явно тормозят нас и не позволяют нам приблизиться к электронному государству. Получается, что мы вполне успеваем быть страной, где в числе первых легализовали криптовалюты, но до сих пор не поняли, как перенять успешный эстонский опыт по переходу в настоящее цифровое общество. Мы говорим с человеком, который написал научный труд о том, как Эстония выкрутилась из ситуации и стала передовой страной, которую копирует Евросоюз. И чего нам пока не хватает для подобного шага в будущее.

Интернет, который есть везде с 90-х

KYKY: Что такое электронное правительство?

Анна Шмагун: Многие не совсем правильно понимают этот термин, подразумевая под ним только электронные услуги. В Эстонии это называют eGovernance. Это сложная социотехническая система, в ней участвуют не только госорганы, но и негосударственные организации, бизнес, эксперты из научной среды. Это взаимодействие между госорганами и гражданами, бизнесом, негосударственными субъектами в электронном виде. Тут все могут участвовать в производстве какой-то информации.

KYKY: У нас с 2003 года была госпрограмма Электронная Беларусь. И в это же время в Эстонии у людей появились ID-карты?

А.Ш.: В Беларуси это был просто фактический документ, но конкретных шагов у нас не было. Начнём с интернета – у некоторых его вообще нет, я имею в виду деревни. Это базовый компонент инфраструктуры электронного правительства, без которого люди не смогут воспользоваться электронными услугами. В Эстонии первым шагом было покрытие территории точками бесплатного доступа к интернету. После распада Советского Союза там началась приватизация сектора информационно-коммуникационных технологий. У нас же сектор ИКТ не приватизирован – тут монополия: всё идёт через Белтелеком.

KYKY: Обязательна ли приватизация?

А.Ш.: У Эстонии в то время не было денег, чтобы покрыть полностью самому территорию интернетом. Поэтому это в основном делали частные компании. Приватизация создала большую конкуренцию между ними: каждый стремился дать людям лучшее качество услуг. И в то же время государство закрепило в законе о телекоммуникациях интернет как универсальную услугу, т.е. неотъемлемое право гражданина. Государство не сильно вмешивалось, но оно ставило требование к качеству интернета и порог максимальной цены на него. Универсальная услуга – это не только интернет, это право на телефонную связь, почтовые услуги, газоснабжение, водоснабжение и т.д. Эти услуги должны быть предоставлены всему населению, чтобы не было дискриминации и всем они были по карману. После приватизации в Эстонии стали повсюду создавать точки бесплатного доступа в интернет. А в Беларуси до сих пор очень маленькое количество бесплатных точек wi-fi.

Там уже в 90-е в рамках государственно-частного партнёрства проводились кампании «Прыжок тигра», «Проселочная дорога», «Посмотри на мир», в рамках которых компьютеры появлялись в школах, муниципалитетах, общественных библиотеках. Обеспечивался широкополосный выход в интернет. И, кстати, проводились кампании по обучению компьютерной грамотности. В Эстонии был и другой фактор успеха: это маленькое государство, компактная территория – на такой цифровое общество построить гораздо легче. Кроме того, после выхода из СССР там полностью поменялось правительство: пришли молодые политики, которые более инициативны, многие из них получили образование за рубежом, поэтому им было легче внедрить инновации.

Вдохновителями реформы стали премьер-министр Март Лаар и посол Эстонии в США Тоомас Хендрик Ильвес (потом он стал президентом Эстонии – Прим. KYKY). Они решили, что конкурентное преимущество Эстонии – информационно-коммуникационные технологии. Понятно, что в Эстонии не было богатых природных ресурсов, тяжёлой промышленности, поэтому это был единственный вариант.

ID-карта, X-Road и хакерские атаки на страку

KYKY: Какие ещё факторы способствовали становлению цифрового общества?

А.Ш.: ID-карта в Эстонии стала унифицированным способом электронной идентификации. В Беларуси для того, чтобы воспользоваться какой-то электронной услугой, поставить цифровую подпись, приходится делать разные действия: налоговые органы используют одну электронную цифровую подпись, за которую ты платишь немалые деньги, Фонд социальной защиты населения – другую, их очень много, и это большая проблема. Ещё одним техногенным фактором стала разработка X-Road – слоя обмена данными, который позволил соединить, интегрировать различные информационные системы, информационные регистры.

Фото: Татьяна Палыга

KYKY: Чем X-road отличается от блокчейна?

А.Ш.: X-road – это слой обмена данными или коммуникационная шина, которая обеспечивает совместимость между разными информационными системами. Эта «шина» даёт возможность технологического взаимодействия, обмена данными, которые хранятся в разных системах. Система X-road хранит память, след о запросах.

Гражданин может зайти в свой аккаунт на портале электронного правительства и увидеть, кто смотрел его данные: какие органы, какие должностные лица. И если у него возникнут вопросы по неправомерному доступу к его персональным данным, он имеет даже право подать апелляцию.

Исключение – правоохранительные органы, они могут просматривать данные незаметно для пользователей. Но государство не контролирует всю эту систему: у каждой информационной системы свой владелец. Главное свойство X-road в том, что можно легко создать децентрализованную систему. Кстати, сейчас эта технология используется Финляндией – эстонцы с ними поделились, и потом предоставили технологию Украине.

А блокчейн – это способ безопасного хранения данных. В этой системе невозможно изменить данные, которые хранятся, т.е. если кто-то внёс какие-то изменения, это видно. Например, блокчейн в Эстонии используется в рамках электронного правительства для хранения медицинских данных пациентов, поскольку это очень чувствительные данные. Есть частная компания, которая предоставляет услугу, основанную на криптографии – если кто-то, скажем, изменил даже какую-то букву в информации, это тоже будет видно всем.

KYKY: Почему вся электронная система должна быть обязательно децентрализованной по примеру X-road?

А.Ш.: Если будет какая-то хакерская атака на определённую информационную систему, у нее будет высокая отказоустойчивость. Децентрализация нужна, чтобы вся система не сломалась полностью, т.е. её сложнее парализовать. Разумеется, если несколько обычных серверов государственных объединить в информационную систему, то, конечно, ее очень легко хакнуть.

KYKY: Эстония заявляет, что ещё в 2007 году Москва совершала D-Dos атаку на их систему электронного правительства. Сегодня эстонцы создают data-посольства, к примеру, перенося серверы в Люксембург. Электронное государство захватить и оккупировать невозможно?

А.Ш.: В любом случае, даже если кто-то придёт на территорию, государство потенциально может управлять, принимать какие-то решения через электронную систему. В Таллинне есть центр НАТО, который ответственен за кибербезопасность. Они постоянно ведут разработки в сфере кибербезопасности – особенно после 2007-го года.

Фото: Карина Градусова

Никакой бюрократии и прозрачные налоги

KYKY: Все госуслуги в Эстонии электронные?

А.Ш.: 99% всех услуг существуют только в электронной форме. Исключение составляют оформление брака, развода и нотариальные сделки. Например, свидетельство о рождении ребёнка существует только в электронном виде, а бумажная версия нужна только для предоставления за границей.

Поэтому главная проблема для Беларуси – обучение. Никто сейчас не воспримет, например, ID-карты. А взрослое поколение скажет: «Зачем нам это нужно? Нам и с паспортом нормально». Одним из первых шагов надо пытаться объяснять людям, что это очень удобно и время экономит. Ну и например, известная проактивная услуг – это как раз получение пособия по рождении ребёнка. В 2004 году эту электронную услугу признали лучшей именно в Эстонии. Она демонстрирует тесное взаимодействие между пятью информационными регистрами. Когда человек рождается, информационная система больницы (либо, если роды дома, то семейный доктор) через свою систему отправляет данные о рождении в регистр населения с присвоением ID-номера (в нём с зашифрован пол ребёнка, день, в который он родился и т.п.).

Родители должны только подать заявление в ЗАГС через портал электронного правительства, где дают имя ребёнку.

ЗАГС регистрирует ребёнка – вносит недостающие данные из регистра населения, затем эти данные пересылаются в Фонд социальной защиты, после – в налоговую. В налоговой видно, каков заработок родителя (поскольку пособие начисляется в зависимости от уровня доходов родителя) и затем всё передаётся Министерству финансов. И Министерство финансов автоматически начисляет на банковский аккаунт это пособие. То есть родителям фактически нужно нажать только одну кнопку, чтобы сделать заявление. У нас же очень много времени занимают бумажки, их сбор и куча инстанций, куда их надо отнести. А в электронном здравоохранении на очень хорошем уровне там всё полностью автоматизировано.

Есть в Эстонии и электронная школа. В любой школе внедрена система, которая полностью автоматизирует взаимоотношения между учителями, родителями и учениками. Все домашние задания, посещаемость, учебные материалы – всё через интернет, через информационную систему. Родителям приходят уведомления об успеваемости, отчёты в электронной форме.

KYKY: Ученики ходят с планшетами в школы?

А.Ш.: Да, очень прогрессивные детки. Компьютеры есть у каждого в классах, учебный материал – в информационных системах.

Ещё популярная услуга – бизнес-регистр, где ты можешь посмотреть открытые данные о любой компании, просто забив в поисковик название компании: узнать, как они налоги платят, и так далее.

Как можно выбрать президента онлайн

KYKY: Электронные выборы тоже являются электронной услугой?

А.Ш.: Электронное голосование во время парламентских выборов, кстати, входит в список наиболее используемых услуг. Заседания парламента Эстонии также полностью автоматизированные – у них там планшеты стоят. Эстония – одна из первых стран, которая стала внедрять услуги «электронного участия». Т.е. электронные петиции, площадки обсуждения законопроектов и т.п. существуют ещё с 2001 года.

Фото: Кортни Рой

KYKY: А каковы требования к такой платформе для электронных выборов?

А.Ш.: Она должна идентифицировать всех пользователей, т.е. единый способ идентификации должен быть для всех имеющих юридическое право голосования. И второе свойство – она должна обеспечить анонимность голосования. Да, в Эстонии такое возможно. В-третьих, она должна обеспечивать целостность, неизменность этого электронного голоса. И в-четвёртых, в Эстонии граждане имеют возможность посмотреть, как потом засчитан их голос. Чтобы убедиться, они могут просто зайти в эту систему и посмотреть. В Эстонии и в скандинавских странах очень высокое доверие к власти, потому что существует открытость всех действий правительства, да и участие граждан в их работе большое. Они реально могут своё мнение высказывать, и это мнение будет учитываться.

KYKY: Прозрачность отношений государства и граждан обеспечена в виртуальном пространстве?

А.Ш.: С чего начинают многие государства? С предоставления качественного доступа к государственной информации. Вся законодательная база должна быть доступна в электронном виде бесплатно. Затем отчёты о деятельности правительства, даже архивные документы в электронном виде – это должно быть доступно либо по умолчанию, либо по запросу граждан. Т.е. первая группа услуг – это open data, которые государство предоставляет. Вторая группа – осуществление административных процедур, включающих personal data граждан. Это группа услуг по оказанию финансовой помощи или получению пособий, стипендий и так далее.

Фото: Алекс Прагер

Третья группа – это услуги участия. Граждане могут обсуждать законопроекты, могут вносить предложения, делать электронные петиции. Новая услуга – совместное бюджетирование – тоже к этой группе относится. Впервые оно было проведено в 2013-м году в Тарту. Власти решили, что люди сами решат, как должен тратиться один процент годового бюджета. Жители города в течение фиксированного времени должны были предоставить свои идеи, а потом было голосование. Голосовать могли только на основе идентификации – чтобы видели, кто тут резидент.

KYKY: Это национальная черта – делать обсуждения не вживую, а в сети?

А.Ш.: Это удобнее. Больше возможностей предоставляет: как ещё ты соберёшь огромное количество людей, учитывая, что у каждого свои дела?

KYKY: Что дало членство в ЕС Эстонии в плане развития цифрового общества?

А.Ш.: Вступление в Евросоюз дало им участие в своих проектах и финансирование. Плюс наднациональное законодательство и контроль. Но ещё до вступления в Евросоюз Эстония фактически всё сделала сама. В 2004-м году страна попала в Евросоюз – уже X-road был разработан и многие решения с интернетом. Эстонцы очень рано приняли закон о персональных данных, пусть это и было влияние Евросоюза, но тем не менее, правовой институт персональных данных очень важен. В Беларуси-то такого закона нет до сих пор.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Психологи и таксисты будут работать без лицензии. Что нам даёт очередной проект указа по либерализации бизнеса

Деньги • Ирина Михно
Не успела страна отойти от последних Декретов №7 и №8, которые обещают революцию в ПВТ и предпринимательстве, как в сети появился текст проекта нового указа президента – на этот раз «О совершенствовании лицензирования». KYKY с помощью юриста адвокатского бюро «Степановский, Папакуль и партнеры» Максима Шапелевича разобрался, какие изменения предвещает всем нам новый указ.
Популярное