16 июля 2018, 17:04

Они начинали в Витебске, рисовали портрет Василя Быкова в Минске, получали штраф в девять тысяч долларов и сидели в камере, в конце концов уехали от беларуской действительности в Питер и стали там звездами. Уже мало кто помнит (а кто-то никогда и не знал), что парни приехали туда из Беларуси. В Питере они стали своими. Их граффити постит у себя Снуп Догг, а Шнуров лично разрешает использовать цитаты из песен в работах. Они рисовали в Израиле, Тайланде, Вьетнаме и на Бали. Последняя громкая работа — это тренер сборной России по футболу Станислав Черчесов. Это — HoodGraff.  Четыре года назад мы писали про них. С тех пор все изменилось. «Бумага» поговорила с руководителем арт-группировки Артемом Буржем. Рассказываем, что у ребят нового. 

Про переезд в Петербург и первую работу

У меня была амбиция как-то двигать уличную культуру в Беларуси, но я понимал, что это утопия. Диалог с властью шел, но на уровне: вот вам гаражи на окраине, рисуйте. И я решил, что нам пора переезжать в Питер насовсем. Поехали втроем из HoodGraff и моя девушка (которая теперь уже жена), просто сняли квартиру.

Первой питерской работой для нас был Хью Хефнер во дворе на Садовой. Она потерпела крах: ее почти сразу закрасили. Я думал, что здесь будет такая же реакция на работы, как в Беларуси, где граффити — это диво дивное. А тут просто закрасили и всё. В итоге мы считаем Хефнера просто первой попыткой. Первой настоящей работой стал портрет Цоя на Восстания.

Мы рисовали Цоя два световых дня, работа над таким рисунком обходится в 150–200 долларов. Когда мы его уже нарисовали, никак не могли выбрать подходящую цитату. Было много вариантов, но в итоге мы связались с бывшим концертным директором «Кино» Юрием Белишкиным, который посмотрел на портрет, пришел в восторг и сказал, что нужно написать «Я хотел бы остаться с тобой». Так и сделали.

Про питерских чиновников 

После переезда я расписал план на полтора года, как мне добиться такого же успеха, как в Беларуси. Чтобы было внимание, признание и прочее. Я хотел сформировать творческий коллектив с другими художниками и доказать властям, что мы — это добро и мы можем сделать город лучше.

Сразу после Цоя власть вышла на нас сама. Вице-губернатор Владимир Лавленцев пригласил нас в Заксобрание. В Смольном просто хотели узнать, насколько мы нормальные. Спросили: какая нужна помощь? Я сказал: легализуйте стрит-арт, но обозначьте запретные темы — например, терроризм — и дальше не лезьте к нам. В итоге нам официально выделили 102 площадки. 90 % было на окраинах, а 10 — в центре. Это был хороший шаг навстречу.

Затем прошла публичная встреча с властями: собрали художников, владельцев подстанций и прочего. Я подготовился, хотел четко сказать, что нужно легализовать стрит-арт. Но другие художники несли какую-то чушь: просили бабок, требовали извинений за задержания и всё такое. Это напоминало дебаты с Жириновским. Никто не сказал: архитектура города классно сочетается со стрит-артом, давайте делать.

В итоге всё закончилось тем, что где-то в Коломягах на гаражах сделали фестиваль граффити. После фестиваля прошли выборы Полтавченко, всё изменилось — 102 площадки куда-то растворились. За месяц из мечты о легализации всё превратилось в рутину. Амбиции о легализации остались, но мы пошли другим путем: хотели дать пример, чтобы другие художники сделали так же, как мы. Но практически никто не вышел на улицы, всё осталось по-прежнему.

Про Снупп Догга

В итоге мы стали делать работы не только для местных, а на обозрение миру; благо сейчас у всех есть интернет. Появилось внимание из-за границы. Например, когда мы сделали Снуп Догга, он с нами связался — началась движуха и публикации в иностранных изданиях. Он вообще мой ангел; называет меня «племяшкой», а для меня он «дядюшка». Мы встречались лично, он очень крутой. Мне кто-то говорил, что никогда не нужно знакомиться с кумиром, чтобы не разочароваться. Но в итоге всё вышло очень круто.

 

Dont give up on yo dreams cause you know the sun will shine (c)

Публикация от H O O D G R A F F T E A M (@myhoodisgood)

Про выбор персонажей

[Рисуем] только тех, кого считаем положительными персонажами. Даже [Михаил] Горшенев, очень противоречивая фигура, был таким. Люди мне говорили: «А в чем же его гений? Он же наркоман». А я отвечал: попробуйте приехать в Лондон и сказать, что Сид Вишес конченый наркоман. Сразу же получите по е*алу. Горшенев — музыкант, это творческий гений. Если мы будем считать все наркотики, которые употребляли те, кого мы нарисовали, все окажутся наркоманами.

Про любимые работы и Дурова

Субъективно: Бодров, Дре и, наверно, Дуров. Последний довольно плохо нарисован, но там был интересный контекст. Мы должны были рисовать его на фестивале «ВКонтакте». Ну а кого еще можно рисовать на фестивале «ВК»? Но потом мне начали намекать, что Дурова не нужно рисовать, а нужно делать Роберта Дауни-младшего, якобы это самый популярный мем.

Я согласился на Дауни, мой план был прийти на площадку и всё равно нарисовать Дурова. А накануне начала работы увидел на площадке вместо большого планшета три на три метра треугольную хрень около метра высотой. Я понял, что нас слили, и тем же вечером мы начали рисовать Дурова на Некрасова. Рисовали два дня, а сразу после завершения фестиваля я опубликовал наш портрет.

 

Сегодня закончился фестиваль 'ВКонтакте' на котором команда HoodGraff была заявлена, как участники секции искусства. Какой-то определенной задачи от самих организаторов не было поставлено, требовался просто портрет в нашем исполнении. Вопрос выбора персонажа для портрета даже не стоял. Кандидат у нас был только один - Павел Дуров! За два месяца до мероприятия мы оповестили организаторов фестиваля о нашем выборе. Конечно же кандидатура была одобрена. 15 дней до фестиваля. Мы согласовали технический райдер и ждали своего выхода. 10 дней до фестиваля. С нами связались и сообщили , что руководство 'ВКонтакте' настаивает на смене кандидатуры. Стив Джобс или Дауни младший. Мы решили не менять, выбранную нами кандидатуру, но для видимости согласились принять их предложение. 5 дней до фестиваля. Началась подготовка к фестивалю в Парке 300 летия. Затем каждый последующий день откладывался монтаж планшета для нашего портрета, вплоть до последнего дня. За 15 часов до фестиваля. Мы прибыли в парк, чтобы проверить готовность рабочей площадки, так как утром нам сообщили, что планшет и место готовы. По непонятным причинам планшет подготовленный именно для нас оказался, полностью не соответствующий ни райдеру,ни логике. Он оказался метровым и в форме треугольника. Хотя для остальных участников стояли нормальные планшеты. Происходящий абсурд давал понять , что руководство против нашего участия. Возможно причина этому стало наше обсуждение планов между участниками HoodGraff в ВК. Это уже не важно. Но мы сделали то, что планировали 😉 Санкт-Петербург, Некрасова 58. #myhoodisgood #vkfest #id1

Публикация от H O O D G R A F F T E A M (@myhoodisgood)

Возможно, нас слили из-за того, что мы обсуждали свои планы в переписке в «ВКонтакте». И, возможно, нас могли прочитать. Конечно, им лучше было бы согласиться нарисовать Пашу. Репост моего поста сделал сам Дуров, и весь красивый фестиваль превратился в обсуждение того, читают ли переписку во «ВКонтакте».

Про коммерческие заказы

[Они появились] еще в Витебске, но там были только мелкие заказы, сейчас мы такие не берем. Делаем масштабные проекты с нормальным бюджетом, чтобы это было реально круто. Коммерцию делаем и на улицах, и внутри всяких зданий. Например, делали Высоцкого для отеля «Вертикаль» [на Московском проспекте].

Сейчас портрет стоит 150–250 тысяч рублей. Например, если вы хотите нарисовать свою жену в своей квартире или того же Высоцкого. Был один чувак, который заказал портрет для девушки с работы, которая ему нравилась. Был такой романтический знак. Он заплатил нам 150 тысяч.

Сейчас мы берем мало заказов, но большие. С начала 2018 года у нас было четыре заказа. Раньше было по десять в месяц, когда брали максимум 200–1000 баксов. [Mаксимум зарабатывали за один заказ] больше миллиона рублей (16 тысяч долларов). Это были не портреты, а рисунки на три больших фасада — триптих. Первая картина была посвящена теме импортозамещения; вторая сделана для компании, которая тендерами занимается; а третью я даже не вспомню. Этот заказ мы сделали дней за десять.

Про странные заказы и политику

Нам предлагали нарисовать Путина на Майдане. Пришел человек в пиджаке и начал объяснять, что нам дадут охрану. Обещал около 150 тысяч рублей, а тогда мы за портрет зарабатывали максимум 100. Кто был этот человек, я не скажу — знаю только имя. Да я и не думал браться за такой заказ, мы не берем политические темы.

Я готов нарисовать того же Путина, но не в контексте политики. В целом мне он больше нравится, чем не нравится, думаю, он неплохой чувак. Нарисовал его, если бы он вложил огромный ресурс в дзюдо, и там произошел бы прорыв. Нарисовал бы его для всех дзюдоистов. Ну или нарисовал бы Путина, если бы Россия была колонией Испании, а он нас всех освободил бы.

Но мы не лезем в политику. Одной ножкой только залезли в нее с портретом Зинаиды Тракторенко. Нарисовали Задова, но почти сразу начались выборы, его закрасили — и начали вешать на стены свои агитки. Я этого не понял. Если вы зачищаете и якобы боретесь за исторический вид города, то зачем вы вешаете свои е*ала?

Нарисовали на том же месте Тракторенко. В «Модерне» была серия, в которой она баллотировалась в управдомы и у нее был слоган «Лист в урну, товарищ, суй, за Зину Тракторенко голосуй». После выборов меня просто заспамили бюллетенями перечеркнутыми с надписью «За Тракторенко». Вот так я готов залезть в политику, подъе*ать кого-то, а не так, чтобы советовать, за кого голосовать. Я же не политический эксперт. Пусть политики сами на дебатах разбираются.

Про отношения с властями 

Я меняю отношение к уличному искусству у власти. Когда мы с ними общаемся, они говорят: а вы нормальные ребята. И там тоже есть нормальные люди.

 

#myhoodisgood Louis Armstrong “Let my people go!”

Публикация от H O O D G R A F F T E A M (@myhoodisgood)

Ну мы ездили в Израиль с делегацией из Петербурга. В Смольном нас попросили сделать там портрет. Мы выбрали великого художника Илью Репина, который всегда очень хорошо относился к евреям. Нарисовали его и поняли, что успеем сделать еще один. Нашли продолговатую стенку и подумали, что хорошо будет смотреться какой-нибудь чувак с дудкой. Выбрали Армстронга, оказалось, он воспитан семьей евреев. Начали выбирать цитату, понравилась «Let my people go». Я включил песню и понял, что она про народ Израиля. В итоге делегацию привели к Армстронгу, и они были в ах*е.

Про легализацию стрит-арта в Питере

Конечно, могут [легализовать]. Например, мы встречались с «Ленэнерго», всегда с ними заочно дружили. Бодрова не закрашивают уже четыре года, хотя им приходят жалобы. Шевчук им нравится, и они за него платят штрафы, чтобы висел. Благодаря им город до сих пор смотрит на эти портреты.

Есть федеральный закон, по которому каждое строение имеет паспорт и конкретный цвет, в которой оно должно быть выкрашено. Весь затык именно в этом. И даже те люди во власти, которые не против стрит-арта, не могут в открытую поддерживать его, чтобы их не выгнали.

Про проблемы и жалобы на граффити от Дмитрия Цветкова

Как я понимаю, он думает, что стрит-арт должен нести красоту и художественный смысл. И думает, что мы хайпим, набираем популярность за счет конъюнктуры. Хотя если бы мы хайпились, мы бы нарисовали Бузову и сразу набрали миллиард подписчиков. Или нарисовали Честера Беннигтона, когда он умер. Все просили, и мне самому хотелось, но я понимал, что это воспримут как погоню за хайпом. Нарисовать его можно лет через пять, когда это перестанет быть актуальной новостью. Просто чтобы отдать дань уважения.

Когда рисуешь чьего-то кумира, зарабатываешь себе союзника, который потом может помочь. Я создал фан-базу из этих людей и получил какое-то признание. Теперь нам хоть как-то, но дают рисовать. Чтобы МВД не сочла это негативным творческим проявлением, важна любая поддержка.

Про Черчесова

Он сделан не ради хайпа. Мы хотели что-то нарисовать, потому что чуваки реально впервые за 32 года вышли из группы. Я понимал, что можно было нарисовать Дзюбу, и все побегут с ним фотографироваться, но тогда бы нас точно обвинили в хайповости.

В итоге я вспомнил забытый богом фильм «Убойный футбол». Мы начали рисовать тренера, который по сюжету фильма стал бомжом, потому что в молодости, когда становился звездой футбола, ему специально сломали ногу. И для меня этот покалеченный тренер, который что-то начал выигрывать, — образ всего русского футбола с учетом скептичного и критичного отношения к нему самих россиян.

Мы начали рисовать его портрет с кадром из фильма, когда его команда выиграла первый матч. У него появилась надежда на победу, а наша сборная дала надежду стране. Мы даже нашли стенку напротив стадиона «Петровский», где начали рисовать, но оказалось, что это здание принадлежит Военно-космической академии. Нас попросили не делать этого. Я понял их позицию: наш рисунок может подставить много людей, которые могут серьезно получить за появление рисунка на объекте.

 

#myhoodisgood Даёшь Россию в 1/4 p.s. Смотреть в сториз

Публикация от H O O D G R A F F T E A M (@myhoodisgood)

Я не смотрел матч, в котором сборная выиграла у Египта, но потом пересматривал голы. И увидел, что после победы комментатор включил «Ты просто космос, Стас» «Ленинграда». Я написал Шнурову, с которым мы года три знакомы, и предложил сделать портрет Черчесова с этой цитатой. Он согласился. Это был просто угар, оправданный контекстом. Мы же еще выбрали фотку, где Черчесов очень похож на пупсика, которому девушка поет, что он космос.

(Потом у Черчесова «отрезали» палец.)

Лично с теми людьми, которые это сделали, не общался, но фанаты [«Зенита»] подъезжали, мы поговорили. Они объяснили, что всё только из-за жеста, который обозначает польскую «Легию» [футбольный клуб из Варшавы]. В итоге мы приехали, сами закрасили портрет и нарисовали заново. Новое граффити посвящено уже всей сборной и ее результату.

Про планы и цели

У нас есть план начать делать не портреты. Что именно, пока говорить не буду, потому что непонятно, когда мы начнем.

Мне важно популяризировать стрит-арт. Сейчас в России очень много современных талантливых художников, которые спиваются, потому что в индустрии нет возможностей. Талантливые ребята гниют, не могут прокормить себя и идут работать в Pizza Hut. Я тоже один день проработал официантом: слава богу, вышел в ночь, и мне сказали, что в заведении нет посетителей и нужно идти убираться. Я послал их в задницу и ушел.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное