Дворец в Сёмково. Роскошная усадьба, а теперь – просто надпись на полуразрушенной стене

Места • Анна Златковская
Можно ли считать, что мы, беларусы, ценим свою историю, если гордимся только Мирским и Несвижским замками и совершенно забываем о том, сколько архитектурных сокровищ медленно разваливается по всей стране? Анна Златковская решила увидеть архитектурный памятник 18 века, но приехала и наткнулась на ворота без забора и руины, которые могут только намекнуть на то, что здесь было пару веков назад.

Где тут памятник истории?

В новогодние праздники наша семья любит посещать исторические места недалеко от Минска. В этом году мы выбрали Сёмково. Описание гласило, что когда-то это была шикарная усадьба: ансамбль с двумя округлыми террасами, французским парком, фонтаном и оранжереей. Но сейчас почти всё разрушилось, хотя волонтеры начали работу по восстановлению. «Почти все разрушилось» – звучит настолько неоднозначно, что мы решили проверить, как обстоят дела на самом деле. «Усадьбу вы найдете в конце Парковой аллеи» – заканчивалась заметка о Сёмково, что вселило надежду – там однозначно красиво, надо ехать.

От центра до пункта назначения плюс-минус 20 километров. Едешь мимо Минского моря, мимо бетонного забора с колючей проволокой и камерами видеонаблюдения через каждые десять метров, мимо санаториев и белых лебедей – и ты попадаешь в деревню Сёмково.

Ну, как в деревню. Скорее, это элитный поселок, в котором что ни дом, то дворец с присущей любовью беларуса к помпезности и вычурности.

– Вон, вон дворец! – сын машет рукой, указывая на возвышение впереди, где стоит дом из красного кирпича. Издали он напоминает усадьбу, но безвкусные округлости выдают в нем современника, а никак не роскошь барочного стиля.


Проехав аллею коттеджей, мы растерялись, куда дальше двигаться. Ни указателей, ни намека на историческую ценность на горизонте нет. Пришлось обратиться к прохожим.

– Парк? Усадьба? – на нас смотрели, как на инопланетян. После тридцатисекундной паузы и размышлений местные, наконец, понимали о чем мы спрашиваем, и указывали путь: вниз, направо, там дорога влево, снова вниз, кинете машину и вперед, к усадьбе. Пришлось еще петлять на автомобиле и снова обратиться к проезжавшему велосипедисту, так как вокруг было что угодно, только не исторический памятник архитектурного наследия Беларуси. Он окинул нас взглядом полного непонимания – так смотрят на сумасшедшего, который заявляет, что он сын наследника престола Романовых. Однако дядечка все-таки понял, что мы имеем в виду и махнул рукой: «Вон там», – и быстренько укатил.

Мы спустились вниз по дороге и уткнулись в заброшенный объект. Встретили девушку, спросили ее: ну где же тут парк и старинная усадьба? Она показала на заброшенный объект и сказала, что если там ворота открыты, мы, пройдя его насквозь, попадем прямиком к усадьбе.

Ворота были закрыты. Но ворота – это единственное, что осталось от охранной границы. Забор просто отсутствовал. Поэтому проигнорировав надпись «территория объекта охраняется служебными собаками и ведется видеонаблюдение», мы прошли на территорию.

Ну, как территорию: заброшенные здания и будки для собак, а за ними та самая усадьба 18 века, разрушенная и печальная.

«УСАД.ДОМ»

Не нужно читать Википедию, чтобы понять: когда-то это был шикарный комплекс с внутренним двором и длинной аллеей перед домом. Вокруг тишина и чистый воздух. Заброшенное здание из красного кирпича, на стене красной краской надпись «усад.дом». Рядом флигель, на стене – инвентарный номер. Так пишут на казенном имуществе, чтобы при инвентаризации быть в курсе, не пропало ли чего. Старинная усадьба не пропадет – она просто рассыплется.

Ты стоишь посреди разрушенных стен, смотришь вдаль на утонувшую в траве, еле-еле виднеющуюся аллею и понимаешь, что давным-давно это место было изящным и роскошным. Как никогда чувствуешь, что история твоей страны – вот она под ногами, перед глазами, в осыпающемся кирпиче, в заросшем бурьяном французском дворике. И если закрыть глаза, можно представить, как все было на самом деле несколько веков назад.

Рядом с усадьбой возле ворот мы обнаружили плиту с надписью на латыни. Если верить той же Википедии, эта плита – в память о родителях, которую заказал сам хозяин усадьбы Адам Хмара. Напротив еще одна – в память о партизанах, которые в годы ВОВ вывозили из приюта детей, спасая от немецко-фашистских захватчиков.

«А ты многое повидала», – хочется обратиться к дому, будто он живой и может рассказать свою историю в несколько веков. О том, что когда-то здесь гостили знатные люди, а спустя столетие – маленькие дети, которые (если верить интернету), подвергались опытам немцев, а сейчас это пустой остов с надписью на стене.

Если пройти дальше от усадьбы со стороны двора, обнаруживаешь узкую, но быструю речку, через которую перекинут мост. На перилах кем-то очень культурным написано черным фломастером: «В воду не плевать и не писать».

Не забыть, не испортив

Комплекс хотят восстановить. Недалеко от него, на подъезде со стороны двора, на деревянном доме висит растяжка, призывающая присоединиться к восстановлению усадьбы.

Вспоминая деревню из коттеджей, думаешь о том, что жители этих дворцов могли бы проспонсировать восстановление исторического ансамбля. В конце концов, стоит ли ждать финансирования от государства, если можно сброситься дружной коалицией и воссоздать это красивое место с такой сильной историей. Тем более, оно вот, фактически примыкает к элитным домикам и станет очевидным украшением столь живописного места.

Что обидно – таких объектов в Беларуси не так уж мало, чтобы дать времени их разрушить. Но вспоминая выхолощенные Несвижский и Лидский замки, сомневаешься, могут ли у нас достойно возрождать забытую историю, не превращая ее в культурный фарс? Известный факт, что многие места культурной ценности государство восстанавливает, но не только нарушает историческую стилизацию в архитектурных деталях, но и убивает саму атмосферу. А ведь одной из важнейших мелочей является ответственность и желание не утянуть на дачи старинные кирпичи, заменив их на современные. Не говоря уже о присутствии достоверных летописных тонкостей.

Надо ли место с такой трудной и долгой историей превращать в очередной туристический проект, вокруг которого установят будки с кофе в пластиковых стаканчиках, будут жариться блины и продаваться магнитики да билеты «спортлото»?

C другой стороны, если не знать свою историю, не гладить эти руины руками, не видеть, как тут все было в прошлых столетиях, не будет этой коренной связи с предками и ощущения единения между поколениями. «История – это наука. Это наука про то, как обращаться с собственной страной, как извлекать уроки из собственных ошибок, как извлекать уроки из побед. И если у человека туманное, лакированное, сиропное представление о собственной истории, он таким и вырастет, он эти ошибки будет совершать снова и снова», – говорил в одном интервью писатель Борис Акунин. Глядя на пустынное и заброшенное место, ты понимаешь: да, так и есть. Иначе туристы так и будут, приезжая в Беларусь, думать, что главные достопримечательности страны – это улица Зыбицкая, библиотека, Минск-Арена и линия Сталина.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«Минск напоминает выглаженные дедушкины праздничные брюки». Беларусь глазами питерцев

Места • Александра Ушенина
Существует стереотип, что в Петербурге всегда дожди, повышенная духовность, снобизм и бесконечная депрессия. А люди соответствующие, и их ничем не удивишь. Насколько это соответствует действительности, KYKY попросил рассказать гостей столицы, приехавших на новогодние каникулы из «Северной Пальмиры». Александра Ушенина в Беларусь приехала знакомиться с «родиной» мужа – и написала всё, что думает о нашей столице и глубинке.
Популярное