Кто в Минске помогал строить БНР, и что пошло не так. История, которую не пишут в учебниках

Места • Антон Денисов
Три уставные грамоты, оккупация немцев и большевики – примерно так в учебниках описывается недолгая, но важная для беларусов история БНР. Историк Антон Денисов рассказывает, как всё было на самом деле, кто с кем ссорился и почему БНР – это небольшой фрагмент свободы и самоуправления в огромной истории взаимоотношений с «соседями».

Какие силы поддерживали создание и деятельность БНР в Минске? В первую очередь – Минская городская дума. В 1917-1918 годах она принимала меры по поддержанию и обеспечению жизни города: занималась коммунальными службами, медицинской и социальной помощью жителям, вопросами культуры и просвещения и многим другим, что было так необходимо в период хаоса и частой смены власти.

В беларуской советской историографии и Раду БНР, и Минскую думу называли «буржуазными» и «националистическими» организациями. В «Истории Минска», изданной в 1957 году, говорилось: «Белорусская рада и Минская городская дума помогали оккупантам закабалять и грабить трудящихся, насаждать в Белоруссии буржуазные порядки…». Некоторые продолжают и сейчас повторять шаблоны времен развитого социализма и вешать ярлыки про «проект кайзера» и «националистическо-буржуазный угар». Но это не соответствует действительности.

Минск как центр свободной жизни

В период Первой мировой войны Минск постепенно превратился в главный культурный и политический центр беларуского национального движения, отобрав первенство у Вильни. Приближение линии фронта, рост численности жителей города за счет беженцев, военных, деятельность национальных партий, движений и общественных организаций – всё это превратило губернский город в бурлящий котел, в котором и возникла идея БНР. Февральская революция ненадолго превратила бывшую Российскую империю в одно из самых демократических государств в Европе – там была свобода слова, печати, собраний и даже всеобщее равное избирательное право. В марте 1917 года в Минске прошел съезд беларуских национальных организаций, был создан Белорусский национальный комитет во главе с известным политическим деятелем Романом Скирмунтом. В мае 1917 года стала издаваться газета «Вольная Беларусь».

Благодаря демократизации на выборах в новую Минскую думу летом 1917 года впервые прошли представители национальных социалистических партий, в том числе и от Белорусской социалистической грамады и партии эсеров. В Минской думе оказались люди, радеющие за судьбу своего края, за беларускую культуру и национальное самоопределение. Например, гласными в думе (так в то время назывались депутаты) были беларуский и латвийский политик Владимир Пигулевский, ветеран беларуского движения Владимир Самойло, географ Аркадий Смолич, беларуский эсер и юрист Леонард Заяц-Зайцев. До ноября 1917 года гласным Минской думы был и политический и общественный деятель Язеп Лёсик – будущий председатель Рады БНР.

Ущемление прав демократии

Минская городская дума негативно отнеслась к захвату власти большевиками в октябре 1917 года, видя в их действиях опасность срыва созыва Учредительного собрания. По ее заключению «…Нормальным переходом из настоящего кризиса был бы переход власти на местах (!) к органам демократического самоуправления…».
5 декабря 1917 года начался Первый Всебелорусский съезд, на котором собрались политические силы со всей территории Беларуси, в том числе и оккупированной немецкими войсками.

Несмотря на то, что в Москве дали разрешение на проведение съезда, местные большевики во главе с Александром Мясниковым, имевшие реальную власть в Минске, вскоре решили применить силу.

В ночь с 17 на 18 декабря съезд разогнали солдаты под командованием нетрезвого начальника Минского гарнизона Николая Кривошейна. Был арестован президиум съезда (25 человек!), в том числе и председатель Иван Середа. Прошло сто лет, но те методы работы нам и до сих пор вполне знакомы. Факт разгона Всебелорусского съезда всколыхнул общество. Протест выразили беларуские организации в Смоленске и учителя Минского повета. Минская городская дума решительно осудила произвол Мясникова и Кнорина. В ее постановлении от 18 декабря 1917 записано, что «…дума выражает свое глубокое негодование по поводу свершившегося возмутительного грубого насилия…».

Разогнав Первый Всебелорусский съезд, большевики поступили так же и с другими. Поскольку Минская городская дума не признала советскую власть и «объединяла вокруг себя реакционные элементы города», Минский Совет рабочих и солдатских депутатов 22 января 1918 г. принял постановление о ее роспуске.

Спасти город от того, что с ним сделали большевики

Очень скоро политическая ситуация резко изменилась. Немецкие войска стали быстро продвигаться вглубь территории Беларуси, а российская армия, разложенная большевистской пропагандой, уже не могла оказать им никакого сопротивления.
18 февраля большевики бежали из Минска. Александр Мясников со своей командой смог доехать до Смоленска, хотя минские железнодорожники заблокировали пути и всячески старались помешать вывозу из города ценностей представителями «революционной рабоче-крестьянской власти». В этот период Исполнительный комитет Рады Всебелорусского съезда принял решение взять власть в свои руки.

21 февраля 1918 года была принята Первая Уставная грамота к народам Беларуси.
В этих сложных условиях Минская городская дума вновь возобновила свою работу. Утром 20 февраля президиум Думы разослал гласным экстренные приглашения собраться в помещении Минской губернской земской управы, чтобы создать Комитет общественной безопасности. В него вошли представители от всех фракций.

Положение было мягко говоря тяжелым. Большевики бросили город на произвол судьбы, успев развалить все городское хозяйство и ликвидировать органы охраны правопорядка.

В Минске повсюду происходили грабежи, движение транспорта было парализовано, электричество не подавалось, бездействовали коммунальные службы. Комитет изначально хотел восстановить порядок в городе, защитить гражданские свободы и обеспечить безопасность «политических пленных» (скорее всего, имелись в виду большевики). Как видите, никто в Думе тогда не думал о репрессиях в адрес инакомыслящих и, тем более, о мести политическим противникам.

Немцы, которые разрешили беларусам самоуправление

22 февраля германские войска заняли город и постепенно стали обустраиваться. Они быстро навели порядок и разоружили Первый белорусский полк Езавитова. 25 февраля комендант выселил Народный секретариат из бывшего дома минского губернатора на Соборной площади. Минская дума установила контакт с немецким командованием и заключила соглашение о сотрудничестве. Назначенный комендант заверил, что все, что будет касаться города, «…будет делаться в контакте с городским самоуправлением». Работы было очень много. Нужно было хотя бы организовать медицинское обслуживание и помочь беженцам, безработным и детям-сиротам.


21 февраля 1918 года на заседании Минской городской думы Аркадий Смолич зачитал гласным Первую Уставную грамоту к народам Беларуси. Депутаты приветствовали это событие, назвав его «началом самоопределения беларуского народа». Впрочем, мнения на сей счет разделились. Гласный Бергер призвал не повторять ошибок Украины и не ущемлять прав национальных меньшинств (в первую очередь, евреев), а представитель польских социалистов Янковский выразил уверенность, что в демократической Беларуси будут комфортно себя чувствовать представители всех культур и национальностей. В итоге было решено «приветствовать» принятие Первой уставной грамоты, признать Белорусский народный секретариат и наладить с ним контакт, чтобы созвать съезд городских и земских самоуправлений края. А Минская городская дума выделила секретариату Рады Всебелорусского съезда 10 000 рублей.

Беларусь для беларусов

3 марта 1918 года в Бресте между РСФСР и Германией подписали мирный договор. По его условиям большая часть территории Беларуси была оккупирована немцами. Правительство большевиков отказывалось от любого вмешательства в дела беларуских земель и фактически отдало их на откуп германским оккупантам, ведь они имели обязательства перед кайзеровской Германией.

Мнение самих беларусов никто не учитывал.

В таких тяжелых условиях наши политические силы использовали любую возможность самостоятельно заботиться о судьбе Беларуси. 9 марта 1918 года Исполнительный комитет Рады принял Вторую Уставную грамоту к народам Беларуси. Они провозгласили Белорусскую Народную республику «в границах расселения и численного преобладания беларусов». На ее территории провозглашалась свобода слова, собраний, печати, всеобщее избирательное право, неприкосновенность личности и право народов на национально-культурную автономию. К тому же они отменили частную собственность на землю, передали земли трудящимся, установили восьмичасовой рабочий день, а леса, водоемы и земные недра передавали в государственную собственность.

Вторую Уставную грамоту горячо встретили в Минской городской думе. Ее участники прекрасно понимали, что если Беларусь не сможет организовать свою власть, то ее земли станут легкой добычей для других государств. Гласная Мария Фрумкина заявила, что дума после поддержки Первой Уставной грамоты, должна поддержать и Вторую: «…Это программа, за которую нужно бороться! Пока за Белорусской республикой еще не стоит физическая сила, но не всегда можно победить только одной лишь силой…». Ну а соседи – польские социалисты и представители российских, еврейских и литовских организаций – единодушно поддержали провозглашение БНР и согласились оказывать ей финансовую помощь.

В итоге появилась резолюция, где говорилось, что «…городская дума приветствует этот акт с глубокой верой, что угнетенный в течение долгих веков край выйдет из постигших его тяжких испытаний, как свободная, крепкая братством всех народов, своим демократическим строем Народная демократическая республика…».

Кстати, первоначальный вариант содержал строчку «…и связью с Российской демократической республикой», которую потом поправили на «…и связью со всеми народами (!) Российской демократической республики».

Эта формулировка означала, что беларуский народ должен будет сам решать свою судьбу и выстраивать будущие отношения с Россией. Кроме этого, в Раду БНР направили 10 представителей от Минской думы.

Легальная беларусизация

Интересно и то, что по распоряжению Главного командования третьего резервного корпуса 10-й армии Городское самоуправление обязывалось печатать и издавать свои постановления на трех языках, включая немецкий. Но Минская гордума решила, что ограничиваться только тремя языками никак нельзя. Чтобы не ущемлять права этнических групп, 9 апреля 1918 года Дума по собственной воле решила издавать свои постановления на пяти языках: немецком, беларуском, русском, польском и идише. О чем смело известила штадтгауптмана Минска фон Гершеля.

Дума вообще создала целый ряд комиссий, которые занимались важнейшими вопросами жизни города. Например, в мае 1918 года появилась комиссия по вопросам просвещения, которая была разделена на национальные субкомиссии: беларускую, великорусскую, еврейскую и польскую. Каждая из них автономно занималась организацией обучения и просвещения на национальных языках и работой национальных школ.

Культурная жизнь города не отставала от политики. В Минске выходили газеты и журналы, работали магазины и фирмы, в ресторанах и клубах собирались тусовщики, проходили киносеансы, выступали театральные труппы, в том числе и беларуские. Иван Луцкевич совместно с доктором Альбертом Иппелем организовал первую выставку по истории беларуского искусства и издал ее каталог. Журналист Вальтер Егер собирал материалы по этнографии и культуре Беларуси, которые издали в Берлине в 1919 году под названием «Weissruthenien».

Либералы тоже ссорятся

18 марта 1918 года Исполнительный комитет реорганизовался в Раду БНР. В сложных политических условиях 25 марта на сессии Рады приняли Третью Уставную грамоту, которая объявила независимость БНР. До ее принятия, само собой, были долгие споры, некоторые делегаты вообще покинули зал заседания, а кто-то из представителей земств и города упорно голосовал против.

Провозглашение независимости БНР Минская гордума встретила очень настороженно. Большинство ее представителей оставались на федералистских позициях и все еще надеялись, что БНР сможет существовать «в союзе со всеми народами Российской демократической республики». Но, как показала история, эти надежды были тщетными. После июльских событий 1918 года в Москве установилась монопольная диктатура лишь одной политической партии. Не справившись с таким вольнодумием, 29 апреля 1918 года городская дума отозвала из Рады БНР своих представителей и прекратила давать ей деньги. Большинство гласных в думе считало, что вопрос судьбы Беларуси должно решить Всебелорусское учредительное собрание. Они не были против независимой Беларуси, но посчитали ее провозглашение «без всенародного волеизъявления» преждевременным.

Что из этого вышло

3 июня 1918 года оккупационная администрация распустила Минскую городскую думу, а ее функции переложила на контролируемый немцами Магистрат. В начале ноября 1918 года в Германии произошла революция, а 9 ноября была провозглашена Германская Социалистическая республика. Недолго думая, 13 ноября ВЦИК РСФСР аннулировал Брест-Литовский мирный договор с Германией, а немецкие воинские формирования постепенно стали покидать Беларусь.

Последнюю попытку возобновить свою деятельность Минская гордума предприняла 29 ноября 1918 года. Она призвала граждан бросить все силы на поддержание общественного порядка, «иначе городскому населению в ближайшие дни угрожает полная анархия, голод и холод… Нужно наладить разрушенное продовольственное дело, обеспечить снабжение топливом и усилить кадры городской милиции, чтобы сохранить в городе порядок и хоть немного смягчить народное бедствие».

Но всё равно судьба городской думы была предрешена – 10 декабря части Красной Армии вместе с «отрядами народных партизан» вошли в Минск и положили конец местному самоуправлению.

Рада БНР и депутаты Минской городской думы в 1918 году выступали за демократическую, свободную Беларусь. Они считали, что беларусы должны занять свой «пачэсны пасад між народамі...». Разногласия, возникшие «по дороге», не делали их непримиримыми врагами. Лишенные реальной силы, в условиях оккупации и давления, они смогли сделать многое. И эти события должны стать для нас примером и уроком. Ну если замалчивать то, как и для чего всё происходило на самом деле, никаких выводов из истории БНР мы так и не вынесем.

При подготовке статьи были использованы материалы виртуальной выставки Национального исторического архива Беларуси «Ад усебеларускага з'езда да Беларускай Народнай рэспублікі: грамадска-палітычнае жыццё Мінска ў 1917 – 1918 гг.»; Беларуская Народная рэспубліка – крок да незалежнасці: да 100-годдзя абвяшчэння: гістарычны нарыс. – Мн.: Беларуская навука, 2018.; Рудовіч С. Мінская гарадская дума і праблема самавызначэння Беларусі (1917—1918 гг.). // Мінск і мінчане: дзесяць стагоддзяў гісторыі (да 940-годдзя горада): Матэрыялы Міжнар. навук.-практ. канф. (Мінск, 7-9 верасня 2007 г.) Мн., 2008. С. 326—333; Рудовіч С. Час выбару: Праблема самавызначэння Беларусі ў 1917 годзе. – Мн.: Тэхналогія, 2001.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Мужчине – 12 пинт, женщине – шесть. День святого Патрика в Ирландии глазами очевидца

Места • Ольга Родионова
17 марта весь мир празднует день святого Патрика – покровителя Ирландии. Поменявшая пять стран (и выбравшая в итоге Беларусь) pr-специалист Ольга Каннебергес прожила в Ирландии семь лет и согласилась рассказать KYKY, как правильно себя вести, празднуя день святого Патрика. И почему тяга к алкоголю – это вовсе не главная черта ирландцев.
Популярное