«Поликлиника – в соседней деревне, но трасса рядышком, можно ездить». Провинциалы на заработках в Минске

Места • Мария Войтович
В тренажерном зале в Поставах можно заплатить всего два беларуских рубля и хоть целый день качать бицепс, в деревне Королево есть свой клуб, а рядом – озеро и лес. А еще в провинции нет работы – чаще всего именно это заставляет людей просыпаться в шесть утра и ехать в столицу, чтобы вечером садиться в опостылевшую маршрутку или электричку и возвращаться домой. Тем не менее, далеко не каждый готов менять свою жизнь. Невинный вопрос на вокзале «В какой город вы бы переехали жить?» натолкнул жителей провинции на неожиданные откровения – многие даже не хотят переезжать в минск, не говоря о загранице.

Радимир, 24 года. Молодечно. «Я год прожил в Дамаске»

«Если вы спрашиваете меня о городе мечты, то вопрос риторический. Хорошо там, где нас нет, поэтому от переезда суть не меняется. До военного конфликта я год прожил в Дамаске, в Сирии. В принципе, там тоже было неплохо. Просто культура и уровень жизни здесь немного другие. В столице я работаю в Институте метрологии. Это единственное место, где я пока могу зарабатывать деньги и трудиться по специальности. В Молодечно есть региональный центр метрологии, но мест там нет. У нас в городе все занято – с рабочими местами все плохо. Вдобавок, в Минске можно зарабатывать примерно в три раза больше, чем в Молодечно. Сейчас я снимаю в столице квартиру, поэтому каждый день ездить домой не надо. Катаюсь туда по необходимости, когда нужно помочь родителям. В планах – работать, саморазвиваться, когда-нибудь построить жилье в Минске.

Понятное дело, инфраструктура больших городов более развита. В Молодечно тоже хватает мест, где можно отдохнуть, но мой любимый бар MaryRose уже, к сожалению, закрыли. Раньше каждые выходные там были живые выступления музыкантов, иногда приезжали исполнители из России. Там всегда была хорошая атмосфера – в этот бар люди ходили именно за ней, а не за выпивкой. Тем не менее, держать такое заведение оказалось невыгодно. Как говорится, не в этой стране. В свое время в Беларуси были хорошие заводы, но они тоже закрываются. Когда я жил в Молодечно, мне хватало всего, кроме достойной зарплаты».

Максим, 36 лет. Колядичи. «В Минске я жить не хочу»

«В Минске я работаю в частной фирме, мы делаем мебель. Мне нравится. Зарплаты хватает. Каждый день я просыпаюсь в 6:30, собираюсь, сажусь на электричку и еду на работу, вечером – обратно. Альтернативных вакансий в Колядичах нет. Что касается инфраструктуры, в Колядичах есть пару старых магазинов, а вот мест для отдыха нет, но рядом столица, поэтому всего, вроде, хватает. В Минске я жить не хочу, потому что мне нравится жить в Колядичах. Никакого города мечты у меня нет. Я вообще не путешествую».

Валера, 22 года. Могилев. «Уехал бы в сторону Европы»

«У меня есть среднее специальное образование, я инженер-механик. Раньше у меня была работа в Могилеве, но как-то не устраивала зарплата. Я считаю, что получать четыре миллиона – это мало. В Минске можно зарабатывать больше. Честно сказать, работу в Могилеве почти не найти. Сейчас я стажируюсь в частной компании по ремонту холодильного оборудования. Раньше было проще устроиться, теперь – нет. Разумеется, там тоже есть люди, которые ремонтируют холодильники, но туда не попасть. Зарплаты в этой сфере отличаются не сильно, но, понятно: в столице, все равно, повыше.

В плане жизни в городе... В Могилеве мало парков, где можно погулять, а так, в принципе, нормально. С медициной – как и везде: где-то хорошо, где-то плохо. Транспорт ходит нормально. Если бы была возможность куда-то переехать из Беларуси, не знаю, куда бы уехал, – но, скорее всего, в сторону Европы».

Олег, 34 года. Деревня Королево. «Тут люди пьют, как везде»

«Королево находится где-то в 27 километрах от Минска. Я езжу оттуда на работу и с работы каждый день. Просыпаюсь в 6:20. В Минске я делаю формы для памятников. Полирую на станке плоскость. Зарплаты хватает – получаю в районе 6-8 миллионов. Образования не получал. Возможности работать и зарабатывать в Королево уже нет, но молодежи хватает. Даже детский садик есть. В основном, все ездят на работу в Минск. Поликлиника – в соседней деревне, но трасса рядышком, можно ездить.

Маршруток стало много. Два рубля в одну сторону, если до Минска. Магазины – один частный, другой государственный. Есть бар. Большой разницы между ценами в Минских магазинах и в наших нет. Если бы у меня был выбор, я бы остался жить в своей деревне. Рядом лес, есть озеро. Лично мне все нормально. Ездить никуда не хочу, меня путешествия не привлекают.

Люди пьют в Королево, как везде, но сейчас почти у всех есть автомобили – это сдерживает. Раньше люди иногда приезжали на машинах в какое-нибудь одно место, включали музыку, общались – так отдыхали. Теперь такого уже меньше. Клуб есть свой. Там иногда дискотеки проходят, из Узды приезжают с концертами разные коллективы. Клуб работает постоянно, но рок-концерты там не проходят. В клубе не пьют, он у нас только для выступления. В 90-е в нем кино крутили, потом аппаратуру разобрали, и никто не восстановил. Танцы проходят, елка на Новый год. Более-менее культурно. Праздники интересно проходят, с конкурсами. По праздникам батуты ставят детям, горки всякие. На танцы молодежь особо не ходит. Такого, как раньше, уже нет. Помню, собирались в парках на каких-то скамеечках. Теперь – все иначе: все сидят в интернете».

Дмитрий, 24 года. Слуцк. «В клубах все почему-то хотят драться»

«У меня среднее специальное образование, я учился на электромонтера, потом отслужил в армии. Вернувшись после службы, в Слуцке работу не нашел. Искал два месяца вообще хоть какую-нибудь вакансию – мест не было. Брат сказал, мол, едь в Минск, вот и уехал.

Если бы у меня была возможность что-то изменить в Слуцке – меня там не устраивает движение транспорта. Когда приезжаешь из Минска, даже в будний день, автобуса приходится ждать почти час. А если задержишься, на другой конец города уже не доедешь. Это пешком или на такси – 12 рублей. Вот так. В остальном – все нормально. Клуб новый какой-то в парке открыли, Parking называется. Я заходил – ну, нормально, но в Минске лучше. Там люди не умеют веселиться и отдыхать, как здесь. Все почему-то хотят драться. А с медициной в Слуцке все нормально.

В Минске у меня живут родственники, я плачу миллион за комнату. Периодически езжу домой. Но больше хочу в Слуцк перебраться – все-таки, родной город. Никуда больше не хочется. Правда, чтобы жить и чувствовать себя полноценно в Слуцке, нужна работа и нормальная зарплата. Там сейчас 2-3 миллиона – потолок. В Минске можно получать в 6-8. Мне удается.

Сейчас многие рвутся работать в Россию, почему – не знаю. Я не поехал. Обнаружил тут стабильное место, где нормально платят. Знаю, что оттуда многие без денег возвращаются. Накалывают, не отдают заработанное. Много раз такое слышал. Я в Россию не хочу».

Наталья, 19 лет. Любань. «Если плотно работать – рублей сто будет»

«В Минске я живу в общежитии. Учусь на педагога и работаю в Prime Hall в гардеробе. В Любани на работу пока не устраиваюсь, поэтому мне трудно говорить, как там сейчас с трудоустройством. Но в будущем, может быть, и вернусь туда работать по специальности. Вообще, Любань – небольшой город, но мест, где могла бы отдыхать молодежь, не хватает. У нас есть один клуб. Кажется, без названия. С двеннадцати до трех ночи там проходят ночные дискотеки – пускают с 18 лет. Просто музыка и всё. Один раз там была – не мое это. Что касается транспорта, по городу курсирует пара автобусов с разницей в полчаса. Город маленький, вроде, нормально.

Сейчас я в Любани бываю редко. Когда там жила, в свободное время, в основном, гуляла с друзьями. Парки есть, площадки какие-то для детей – ну, такой город для семейной жизни. Ощущения, что люди многие пьют, нет. Но все равно много чего там надо менять.

На работе в Минске я получаю почасовую зарплату. Если получается плотно работать – рублей сто будет. В принципе, пока учусь, устраивает. Если бы была возможность куда-нибудь переехать из Беларуси, уехала бы, наверное, в Амстердам. Я там пока не была, но, мне кажется, там круто. А почему – не знаю».

Александр, 21 год. Поставы. «Когда приезжаю в свой город, просто сижу дома»

«Четыре года образования считается полным высшим? Кажется, теперь по Болонской системе я – бакалавр (улыбается). Работаю по распределению инженером-конструктором на заводе «Интеграл», провожу там каждый день по восемь часов.

В Поставах работы по моему профилю нет. Вообще, знаю, что много сокращений, зарплаты ниже, чем в Минске. Когда приезжаю в Поставы, просто сижу дома. Там есть всякие кафе, один клуб точно есть. Но я не хожу.

Я всю жизнь живу в Беларуси, сравнивать мне, конечно, не с чем. Была бы возможность, уехал бы в Европу. Наверное, в Германию. Мне кажется, уровень жизни там повыше. Ехать до Постав три часа, билет на маршрутке стоит шесть рублей. Чтобы там было повеселее, наверное, нужно открыть больше развлекательных центров. В Поставах есть парк, детские площадки – люди гуляют. Когда учился в школе, мы, как и все, тусовались в центре. Но времени у меня особо не было, я занимался спортом. Кстати, в Поставах есть ФОК, знаю несколько спортивных залов. Безлимитное посещение тренажерного зала стоит два рубля – занимайся, сколько хочешь. А вообще жить в Поставах всю жизнь я бы не хотел. Люблю большие города».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Future in the past. Что такое город будущего, и почему Минск уже им стал

Места • Дмитрий Симонов
Город будущего – это утопичное место с самоорганизованными жителями, локальными бизнесами и адекватными управленцами, в котором мы все хотим жить, но, как и в рай или ад, порой в него не верим. Ментор конкурса социальных стартапов SAP-UP.org Владимир Вайнер приехал в Минск, чтобы на конкурсе соцпроектов выбрать команду, которая получит деньги на приближение нас к этому «зазеркалью». Хотя, Вайнер говорит, что Минск – уже город будущего. А еще рассказывает, причем тут big data и чему нам надо учиться у Сеула.