Добро пожаловать в пиратскую гавань. Пять вопросов к Декрету №8

Деньги • редакция KYKY
Декрет о развитии цифровой экономики не успел еще даже вступить в силу, а вокруг него развернулись видимые и невидимые битвы. И если на минуту забыть о том, что криптовалюта – это здорово, и мы теперь передовое государство, то станет заметно пять вполне конкретных уязвимых места нового Декрета.

1. Не IT-бизнес оказался зол на IT

IT тут ни при чем, в отличие от государства и проводимой им политики. В Беларуси понять, что творится в стране, вообще можно, только не обращая внимание на то, что говорят чиновники. А судить только по делам, фактам и реальным решениям. Если до кого-то не дошло раньше, теперь все экспортеры (и уж тем более все не упомянутые) четко поняли: руководство государства готово поддерживать в частном секторе не экспортеров, не производство, а в первую очередь IT-сектор в лице ПВТ. Остальное руководителей вдохновляет не достаточно. Почему не растянуть льготы на экспортеров – непонятно. Производственные компании вообще в уязвимом положении – любое недвижимое имущество, как показывает практика судебных и не очень преследований частного бизнеса, сильно его отягощает. Если делать выводы из всей этой госполитики, лучше всего в нашей стране быть IT-бизнесменом с нематериальными активами, не отягощенным производственными активами и недвижимостью, не завязанным на внутренний или российский рынок. Легким на подъем, если по осени придется лебедем улетать в более благоприятные страны.

«Что хорошего в Декрете? Продуктовые и криптовалютные компании – члены ПВТ – будут более конкурентоспособны на мировом рынке. Для них это хорошо. Хорошо и для программистов, которые работают на эти компании, – у них будет больше работы, и, возможно, большие заработки. Для всех остальных плюсы будут разве что косвенные и в виде больших поступлений в бюджет и небольшого расширения возможности «поиграться» с криптовалютами», – говорит IT-консультант Глеб Рубанов. Остается добавить, что тем, кто не владеет бизнесом и никак не относится к миру IT, вообще остается разве что свечку подержать за призрачную надежду, что его зарплату и социальное пособие волна Декрета заденет хотя бы в виде брызг.

2. Крипто-тортуга

Очевидно, что разрешение всех операций с криптовалютами и отмена налогов на них может привести не только росту стартапов и блокчейн-бизнесов. Она реализует заветные мечты не столько спекулянтов и стартаперов, сколько черного и серого бизнеса, который уже научился вести свои операции с криптой. Безопасно вывести ее в обычные деньги пока достаточно дорого и сложно. А тут и придумывать ничего не надо. Прилетаешь по гостеприимному безвизу, открываешь счет (почему-то нам кажется, судя по последним новостям, в «Паритетбанке»), заводишь крипту, меняешь и получаешь красивые и почти обеленные деньги. Для специалистов в области пиратства, хакинга, наркотиков, торговцев оружием и прочих не везде приветствуемых видов бизнеса это и есть рай. Безналоговый рай в центре Европы. Мы вроде теперь и в тренде с криптой, но совсем не в тренде в области борьбы с укрывательством от налогов, отмывом денег и прочих реалий современного цивилизованного мира. Достаточно одной истории случиться, к примеру, с каким-нибудь финансистом террористической организации – и Беларусь снова будет во всех СМИ. Давайте пофантазируем: сначала вырубят все коррсчета в приличных валютах в уполномоченных банках, в худшем случае – всей беларуской банковской системе. Одновременно ПВТ покинут все их обитатели с западными заказчиками. А дальше уже все зависит от воображения. Правоохранительные органы, конечно, будут рядом, но им не хватит ни знания языков, ни хороших контактов с западными коллегами, чтобы оказаться полезными.

Процитируем экономического обозревателя Сергея Чалого, который не согласился вступить в оффлан-дебаты с Виктором Прокопеней: «Это просто наивно и плохо написанный текст. Релиз этого продукта оказался дырявым с точки зрения безопасности, и его в один момент взломают любые хакеры. Эта дырка получилась именно потому, что документ разрабатывался без серьёзного тестирования узким кругом людей. Потому, строго говоря, это не лоббизм. В лоббизме ничего скверного нет, во всём мире это принцип самоорганизации гражданского общества. А это в экономике называется довольно точно — «регулятивный захват». Это когда органы государства, которые должны контролировать, чтобы какая-то ветвь не приносила вреда всей экономике и государству — вступают в заговор с этой ветвью и свои корпоративные интересы ставят выше интересов всей остальной страны. <…> Есть большие риски, что всё хорошее, что заложено в Декрете, будет перекрыто тем, что тут может начаться отмывание грязных денег со всего мира».

3. Тайные обсуждения и подписания

Сама история с принятием Декрета много говорит о том, почему в Беларуси мало бизнеса и местного, и уж тем более – иностранного. Все по-тихому, из под полы, с какими-то тихими попытками обсуждений. Ни тебе во всеобщем доступе проекта Декрета, ни потом самого текста – только, мол, если заранее становились в очередь. Это явно единственный способ протолкнуть что-то в жизнь в этой стране. Но именно поэтому страна и вызывает опасения у людей, которые рискуют деньгами, а иногда и головой. Как вертятся колесики в стране и как они будут вертеться, им непонятно сейчас и не будет понятно потом. А разбираться в сути никто не будет, мы не Китай – наш рынок не настолько всех интересует.

4. Монополия на блокчейн-тусовки

Однажды соучредитель TUT.by Кирилл Волошин заметил: «Внезапное в ПВТ 2.0: «Деятельность юридических, физических лиц по организации и проведению конференций, семинаров, лекций, обучающих… мероприятий по вопросам создания или использования технологии блокчейн осуществляются по согласованию с государственным учреждением «Администрация Парка высоких технологий». А всуе поминать хоть можно?» Да-да, вот так одна маленькая деталь, а именно – введение монополии на проведение мероприятий по блокчейну меняет представление о наших IT-лидерах. Заявленным либертарианством тут и не пахнет. Все, что нельзя другим, можно ПВТ, и даже мероприятия за собой застолбить? Право сильного, вопросов нет. Но к конкуренции и рыночной экономике это уже не имеет отношения, правда? Только вот противники «агрессивного насилия» в конце концов решат, что это не проблема и сделают какой-нибудь саммит в Вильне – там спокойнее и отчитываться не надо.

5. Узкое горло Парка высоких технологий

И последнее. Только представьте себе, что для многих будет стоить возможность попасть в ПВТ. Теперь видов деятельности, благодаря которым туда можно вступить, стало больше. Но кто сказал, что вам не откажут без объяснения причины, прямо как на беспардонном фейсконтроле в клубе лет десять назад? При отсутствии четких и прозрачных критериев вступления или отказа разве можно придумать что-то лучше для роста коррупции? Вспомните опыт индульгенций – ради счастливого исхода люди готовы платить, а католическая церковь, выступая посредником между человеком и раем, за деньги отпускала всем грехи. Индульгенции указом Папы отменили в 1567 году, а нам спустя 450 лет, наоборот, подарили такой указ. Президентские указы не принято игнорировать – в скором времени мы увидим, как под него подсуетят беларуское законодательство. И спустя еще несколько месяцев увидим, кто приплывет в нашу тихую гавань.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Каста айтишников против простых смертных. Эксперты о том, что мы (не) получим от Декрета о ПВТ

Деньги • Ирина Михно
22 декабря президент подписал Декрет о развитии цифровой экономики, который предвещает чуть ли не революцию в беларуском IT: продлевает льготы ПВТ до 2049 года, легализует криптовалюты и прописывает виды деятельности, благодаря которым компания может вступить в ПВТ. Изменения настолько громкие, что про нашу криптодержаву пишут и западные СМИ. Чтобы понять, какую роль сыграет Декрет в развитии страны, KYKY узнал мнения практиков. Революцию ждут не все.