«Если бы в эпоху язычества у беларусов был Pornhub, какой раздел попал в популярное? – Групповой». История национального секса

Секс • Ирина Михно
В прошлом месяце беларусы помогли исследователю Анастасии Зеленковой накраудфандить деньги на печать ее книги про секс наших предков «В постели с беларусом». KYKY встретился с автором и узнал, как трансформировались эротические предпочтения нации на протяжении веков, кто из королей был представителем ЛГБТ, когда в Минске была легализована проституция и почему при такой сексуальной свободе пару веков назад сейчас мы боремся с гомофобией.

История до 9 века. Язычество и «сатанинские» гуляния

KYKY: Анастасия, вы же работаете журналистом. Что послужило поводом написать книгу про секс наших предков? Какой факт из собранного материала вас больше всего поразил?

Анастасия Зеленкова: Я всегда понимала, что тема секса цепляет многих. В 2006 году сделала интервью с автором книги «Белорусский эротический фольклор» Татьяной Володиной, после чего начала интересоваться, как «это» происходило в более ранние и поздние периоды истории Беларуси. Разговаривала с исследователями про шляхтичей – понимала, что при такой богатой эротической культуре у обычного народа высшее сословие не могло сильно отличаться нравами. Чуть позже стала узнавать, как «это» происходило у пролетариата – все записывалось в рамках журналистских материалов, так накопился большой объем информации. Я поняла, что, беседуя с людьми про секс, очень легко продвигать в массы беларускую историю – мало кто захочет штудировать скучный учебник, но когда он основан на эротике – другое дело. У меня не было цели раскрутиться на горячей теме, но я не нашла лучшего способа популяризировать историю – преследовались только высокие цели.

Анастасия Зеленкова, фото: Ольга Хвоин

Большое открытие случилось еще при изучении фольклора, когда я поняла, что песни, которые мы пели будучи детьми в кружке, на самом деле носят эротический характер. Например, «Ясю коніка паіў» – песня про то, как парень просит девушку напоить коня, та сначала отказывается, а потом – соглашается, носит конкретный сексуальный подтекст. И какую песню из народного фольклора ни возьми – все про секс. Мы росли в 90-е и думали, что вокруг полно извращенцев, потому что раньше секса вообще не было. Сексуальная революция, во время которой со всех утюгов крутили фильмы и клипы эротического содержания, казалась достижением эпохи, но сейчас я понимаю, что ничего нового тогда не придумали. Достаточно взглянуть на порнографические открытки начала 20 века, где представлены все известные сегодня виды сексуальных отношений, включая гомосексуальные. Отличается разве что облик самих моделей: задорные усачи и дамы в образе актрисы Веры Холодной.

KYKY: Если бы в эпоху язычества у беларусов был Pornhub, какой вид секса попал в популярное?

А.З.: Групповой. Оргии во время язычества происходили постоянно, особенно приветствовались по праздникам: во время Купалья, дня Солнцестояния девушек буквально похищали у воды. Об этом мы можем узнать из церковных писаний, где есть упоминания о «сатанинских» гуляниях. Муж не запрещал жене совокупляться с другим мужчиной и сам занимался сексом с другими женщинами. Но делалось это, конечно, не просто так, а по требованию обычаев. Еще арабские путешественники нашли и зафиксировали на наших землях писания о том, что если мужчина узнавал о невинности своей невесты, выгонял ее со словами: «Если бы ты чего-то стоила, тебя любили бы мужчины». Но к таким высказываниям нужно относиться с толикой недоверия – для людей разных культур некий факт может показаться более усугубленным, чем есть на самом деле.

В целом во время язычества сексуальная жизнь беларусов ничем не отличалась от общего культурного пласта. Во всем мире люди поклонялись фаллосу, изображали своего центрального бога в его обличии. На некоторых античных греческих вазах, например, есть силуэты девушек, которые несут на плечах детородный орган мужчины, в Турции можно увидеть фаллические столбы, а Беларуси – шкловского идола, изображение которого есть в школьных учебниках.

Античная ваза и Шкловский идол

И это считалось нормальным, потому что в мировосприятии людей на тот момент мир сотворил бог, а мужчина творит детей, и как он это делает – никто не понимает. Небольшие каменные фаллосы жители деревни Дорохи Городокского района до сих находят на своих огородах или в соседнем лесу, который даже именуют соответствующим образом, переиначив слово «хваёвы». Нет, их не использовали в качестве современного вибратора, фаллосы, как говорится в писаниях, участвовали в обрядах. Например, на каменном атрибуте сидела невеста во время обряда бракосочетания. Также фаллос использовали во время различных ритуалов: его замачивали в чаше, а потом выпивали из нее воду. Мужчина и все его атрибуты были крайне важны, отсюда и олицетворение фаллических символов. Даже в период матриархата, когда род велся по матери (так как определить отцовство не представлялось возможным), мужчин никто со счетов не списывал. Без них род бы не выжил: они обороняли от зверей, добывали пропитание, так что ни о какой власти женщин говорить не приходится. Но сказать, что ценили только мужчин, будет неправильно, это доказывают изображения палеолитических венер с гипертрофированными женскими органами. Или взять, например, Долгиновский идол, который являет собой изображение женщины с ребенком в форме креста. Просто тогда вся, абсолютно вся жизнедеятельность человека крутилась вокруг секса, главной задачей которого было продолжение рода.

Секс носил ритуальный характер – люди занимались любовью перед тем, как засеивать поле, чтобы передать ему свою продуктивную силу. Голые женщины ходили вокруг капусты ради плотных кочанов, а мужчины трясли своим органом над огурцами – ничего не делалось просто так.

10-16 век. Христианство, гражданские браки и бордели

KYKY: В 10 веке на беларуские земли начало приходить христианство, вместе с ним изменились и сексуальные предпочтения?

А.З.: Да, христианство всеми силами боролось со вседозволенностью, но никто в одночасье не сказал: «С завтрашнего дня верю в единого бога». Языческие традиции существовали очень долго. Даже сейчас можно встретить их отголоски: в Минске существует камень, на котором, если верить преданиям, сидели голым местом и ждали, что он подарит ребенка. Он стоял на Свислочи, пока в начале 1980-х его не перевезли в музей валунов – до сих пор люди оставляют конфеты около этого камня. Выкуп невесты на свадьбе – тоже языческая традиция. Раньше девушек в прямом смысле умыкали у воды, что приводило к вражде между родами, поэтому со временем было решено платить за невесту, что мы до сих пор и делаем. Клирики поняли, что если будут бороться с язычеством – получат противостояние и больше ничего, поэтому решили некоторые моменты интегрировать в свою веру.

Говорить о сексуальных предпочтениях беларусов можно, основываясь на запретах в законах ВКЛ и церковных писаниях. Например, грех прелюбодеяния был разделен на несколько видов, каждый из которых предусматривал свое наказание. Особенно жестко карали за связь снохи со свекром (жены с отцом мужа). Казалось бы, зачем это выносить в отдельную строку? Потому что в то время к женитьбе еще не относились, как к союзу двух любящих сердец: работать может – берут. Устраивали свадьбы для 12-летних девочек и мальчиков, а какой между детьми в таком возрасте может быть секс? Девушки развиваются быстрее, чем парни, поэтому, чтобы они не ходили в чужие семьи удовлетворять свои потребности, отец мог помогать сыну с супружеским долгом – так род оставался «внутри». Церковь подобные моменты старалась искоренить, отсюда и отдельные законы.

KYKY: Вместе с верой у беларусов появилась моногамия?

А.З.: Моногамный союз появился еще до прихода христианства, но, конечно, церковь начала более четко регулировать этот момент – секс вне брака считался большим грехом. При этом церковь не требовала от людей заниматься любовью только ради продолжения рода – по церковным законам того времени импотенция считалась поводом для развенчания. Этот факт может удивить, так как мы привыкли думать, что в то время люди были очень набожные, но это не так – они сначала через костры купальские прыгали, а уже потом в церковь шли.

Кирилла Туровский среди серьезных грехов выделял ручной блуд и блуд со скотом. Все это тоже было, например, что пишут про Каляды: «Дед козу кием попихает». То есть люди, вероятно, совершали символические половые акты с животными. Туровский называл грехом и мужеложство.

Но в писаниях духовных деятелей 16 века можно найти факт о том, что если человек будет замечен, как активный мужеложец – то есть не потерпит акт, а совершит его – может стать священником.  

Еще одно доказательство того, что половой акт совершался не только ради зачатия – книга итальянца Пьетро Аретино «I Modi», которая пользовалась популярностью у шляхты начиная с 16 века. Это сборник сонетов, но по сути – средневековая камасутра с многочисленными порнографическими картинками и описаниями поз.

Неотъемлемая часть ландшафта наших земель – бордели. Когда появился первый, не скажу: его открытие не фиксировали, красную ленточку не перерезали. Но в Статутах ВКЛ в 16 веке уже есть статьи, касающиеся проституции. Упоминание про «жонок охочих» имеется и в Баркулабовской летописи, которая охватывает события, начиная с 1563 года. В то время в Беларуси бушевал сифилис, бордели, естественно, были самыми большими рассадниками этой болезни. Их пытались искоренить, но публичные дома все равно существовали при корчмах, заездных домах – бороться с этими заведениями не представлялось возможным. Время от времени проституток отлавливали, и, например, направляли на укрепление городских стен Слуцка – учитывая, что это место превратилось в город-крепость, можно сделать вывод, что сработали они неплохо.

Публичный дом в Европе. Картина кисти Иоахима Бейкелара «Бордель» (XVI в.)

KYKY: В интервью вы рассказывали, что в ВКЛ появились и гражданские браки. 

А.З.: Невенчанные браки были довольно распространены в 16 веке, причем даже среди священников, и это несмотря на то, что христианство довольно сильно закручивало гайки. Франциск Скорина даже писал о том, что, мол, если ты прельстил девицу и живешь с ней, было бы хорошо в итоге жениться. Действительно, гражданские браки придумали не мы. Люди могли сыграть свадьбу, но не оформляли свои супружеские отношения. По закону жена в то время должна была приходить к мужу со своим приданым, муж при этом должен был выделить жене одну третью часть своего имущества – пара распоряжалась общими средствами. Сейчас бывшие супруги устраивают склоки из-за одной машины, а в те времена все было понятно и четко.

Литвинки, даже по сравнению с польками, чувствовали себя намного свободнее, у них было больше прав. Например, общие средства – это средства мужа, приданым жены муж распоряжаться не мог.

Польские летописцы описывали нравы литвинок примерно так: «Не найти во всем ВКЛ женщину, у которой не было любовника. Причем муж знает и дружит с любовником – часто это друг семьи».

То есть полякам казалось, что у нас тут практически Содом и Гоморра, но, конечно, они преувеличивали. Тогда же у людей была другая психология. Девочкам не говорили: «Вырастешь – выберешь», им диктовали, что они должны любить своего мужа, поэтому с самого раннего возраста девочки культивировали в себе это чувство. Вспомним 14 век и первую свадьбу великого князя литовского Ягайло с Ядвигой – династический брак, который и дал возможность Ягайло получить польскую корону. С семи лет Ядвига была заручена с другим мужчиной и, по свидетельствам летописцев, якобы очень сильно любила его, поэтому когда ее родители решили сменить жениха, 12-летняя Ядвига бросалась к воротам Краковского замка с топором, чтобы воссоединиться с прежним любимым. Но по желанию родителей Ядвига все же стала женой Ягайло и умерла в 15 лет при первых родах, но это уже другая история.

Ядвига с топором у ворот краковского замка. Картина кисти Яна Мотейко (1881)

Романтические, красивые истории любви королей тоже есть, например, брак Сигизмунда Августа и Барбары Радзивилл. С рождения Сигизмунд был окружен огромным количеством девушек – его мать Бона Сфорца баловала сына таким образом. Сигизмунд решил жениться на Барбаре, которая также не отличалась кротостью нравов, чем поверг в шок свою мать. Чтобы не допустить этот брак, Бона составила список всех любовников Барбары и вместе с другими шляхтичами представила его сыну. Сигизмунда это не остановило, вероятно, потому, что его список был еще больше. Барбара Радзивилл считалась красавицей, но у нее была нетипичная красота – когда мастер пытался по черепу восстановить ее лицо, ужаснулся крупным чертам лица и даже не хотел заканчивать работу. Тем не менее, эта женщина всегда следила за собой, даже на смертном одре лежала с подведенными глазами. 

17-20 век. Главный Дон Жуан в РП и тусовки ЛГБТ в советском Минске

KYKY: Кто из князей ВКЛ и королей Речи Посполитой был местным Дон Жуаном?

А.З.: Целомудрием в то время не отличались ни мужчины, ни женщины статусного происхождения. Единственное, мужчины заключали брак в более взрослом возрасте, стараясь брать в жены молодых девочек, у которых было мало «приключений». Самым развратным я бы назвала последнего короля Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского, который был любовником императрицы Екатерины еще до ее восхождения на трон. У Станислава было бесчисленное количество любовниц и около ста внебрачных детей. Современники отмечали, что развратная жизнь короля вредит стране и винили его в росте разводов – подданные подражали своему королю и вели такой же распущенный образ жизни. Вряд ли кто-то из князей был круче Понятовского в этом смысле.

Еще одно доказательство, что даже супруги статусного происхождения занимались сексом не только в целях делопроизводства – история короля Яна Собеского и его жены Марыси. Ян в письмах к жене писал о 12 позах в сексе, о которых ему рассказал калмык, и просил Марысю придумать что-то новое в занятиях любовью к его возвращению из путешествий.

Мария Собеская

KYKY: Среди представителей сословия были представили ЛГБТ? Как с ними в то время поступали?

А.З.: Крупный государственный и военный деятель ВКЛ Януш Сангушко был открытым геем. Конечно, через газеты он не сообщал о своей сексуальной ориентации, но и не скрывал ее. Отец Януша, Павел Сангушко, пытался «наставить на путь истинный» сына, потому что тот тратил деньги и раздавал имения своим любовникам. Даже попытался его женить, однако брак не удался – жена Януша даже уходила от него, так как в постели слышала от мужа только «доброе утро» и «спокойной ночи». Родители пытались мирить супругов, но девушка ушла окончательно. Хоть церковь не приветствовала мужеложство, никто камнями в Януша не кидался – существование гомосексуалов в то время никого не удивляло. Кстати, судьба жены Януша тоже показательна – когда ей было за 60 лет, она вышла замуж за молодого парня. Новый супруг оказался альфонсом и потратил почти все ее состояние.

Кстати, в 16-17 веке придумали первое лекарство от сифилиса, и Симеон Полоцкий в своем стихотворении «Чудеса света» назвал его одним из достижений цивилизации того времени.

KYKY: В Беларуси была легализована проституция при минском мэре Чапском?

А.З.: Проституция была легализована в России в 1843 году. Тогда же она была узаконена и на беларуских землях, которые в то время входили в состав Российский империи. В Минске и остальной Беларуси были зарегистрированы бордели, проститутки становились на учет в поликлиники, куда они должны были приходить на медосмотр два раза в год. Им даже предписывали проверять половые органы клиентов. Так, в районе Раковского предместья и улицы Максима Танка был целый квартал публичных домов. Причем, бордели были не только в Минске. Один из лучших борделей находился в Западной Беларуси, в местечке Красное – там их вообще было шесть, но гости из Вильни приезжали в основном в «Злоты пясек».

Смотровая книжка проститутки

Не все бордели хотели работать под охраной государства – с публичных домов собирали налоги, даже публиковали в газетах точные цифры, сколько денег хотят в том или ином году с проституции выручить. Потом в Беларусь пришли большевики, через месяц после этого публичные дома официально запретили, и проституция ушла в подполье – но не исчезла.

KYKY: В интервью вы рассказывали, что в дореволюционном Минске стоял биоскоп, где крутили порнографические картинки. Тогда тоже была неофициально разрешена «вседозволенность»?

А.З.: Да, было несколько биоскопов – около нынешнего МакДональдса на Октябрьской и в ресторане «Аквариум». За 20 копеек можно было посмотреть на слайды с эротическим визуалом, и часто возле такого «взрослого кабинета» выстраивалась очередь из несовершеннолетней публики, хотя были в биоскопе и другие картинки.

В Дореволюционном Минске можно было спокойно заказать из Европы то, что скромно именовали «прибором» – беларускам прописывали эротический массаж для лечения от стервозности.

Знаю историю, когда уже после революции и даже Второй мировой в Минск приезжал латыш гомосексуал, который описал свои сексуальные приключения в нашем городе. Рассказывал, что без проблем находил себе кавалеров и место, где можно было с ними пообщаться. Это было в 50-х годах, тогда ЛГБТ-тусовка Минска собиралась около железнодорожного вокзала, Оперного театра и в парке Горького. Учитывая, что во время СССР могли посадить в тюрьму или даже расстрелять за мешок картошки, к гомосексуалам в то время власть проявляла достаточно лояльное отношение. До 1961 года за однополый секс предполагалось наказание сроком от 3 до 8 лет тюрьмы, после 1961 года – до пяти лет тюрьмы. Но на деле многих амнистировали после года заключения. Хочу уточнить: взаимная мастурбация и оральный секс тогда не считались преступлением.

Иллюстрация процесса лечения вибратором

KYKY: Объясните, когда в Беларуси появилась гомофобия и наказание за отправленное фото обнаженной груди в соцсетях?

А.З.: История – очень волнообразный процесс, иногда откатывает, в следующий раз – накрывает. Взять хотя бы период прошлого века: до революции и в первые ее годы мы наблюдаем полное сексуальное раскрепощение, а после к 1930-м – вновь закручивание гаек вплоть до провозглашения лозунга «в СССР секса нет». Потом наступают 90-е, и секс опять «появляется». Думаю, сейчас как раз период, когда сексуальную свободу снова зажимают. Я не могу сказать, что сексуальная вседозволенность – это хорошо, а регулирование – плохо. Конечно, когда благодаря интернету ловят педофилов – это можно только приветствовать, но когда ОМОН врывается на вечеринку свингеров – это уж слишком. Понятно, что у каждого свои представления о норме и своя степень сексуальной раскрепощенности. Но я против того, чтобы одни диктовали другим, как им жить и вести себя в постели.

Когда я выпустила книгу, начала сталкиваться с осуждением. В комментариях пишут: «Извращенка», – и делают это часто именно молодые люди! Для меня это один из признаков зажатия.

KYKY: У вас есть неопубликованные главы?

А.З.: Не скажу, что не публиковала факты, которые показались мне излишне откровенными. Скорее, я просто сокращала информацию, чтобы сделать книгу концентрированной по определенной теме. Я делала книгу про секс – мне кажется, она такой и получилась.

У нас была интересная и довольно трудная работа над обложкой. Изначально ее оформлением занималась не я, поэтому книга чуть не вышла со свадебной фотографией беларуского журналиста Глеба Лободенко.

Люди просто взяли картинку из сети, не подозревая, что на ней изображен известный человек. Пришлось брать все в свои руки. Фотограф Дмитрий Брушко согласился абсолютно бесплатно снять для меня, но нужны были модели. Многие девочки были не против, но парня отыскать никак не могли – в постели же с беларусом. Предлагали Виталию Гуркову и Мелите Станюте, другим личностям – некоторые сначала соглашались, но потом по какой-то причине отказывались. Мне повезло, и на мою просьбу откликнулась модель Светлана Ходан. Она беларуска, в свое время снималась для Playboy, а сейчас живет и работает в Эмиратах. Все уже было готово для съемки, но парня по-прежнему не было. Сроки горели, и все шло к тому, что придется издавать книгу в скучной однотонной обложке. К тому моменту мои требования к модели-мужчине снизились настолько, что было достаточно, чтобы у него просто не было лысины и присутствовали все пальцы на руке (он же должен был обнимать девушку за плечи). И тут подруга, видя мои терзания, вспомнила, что с ней работает симпатичный парень с красивым телом. Она переговорила с ним, и он согласился. В итоге у нас была классная фотосессия – и книга все же вышла с такой обложкой.

Теперь остается надеяться, что все это было не зря и книга понравится читателям. Наши предки всегда живо интересовались этой темой, свободно о ней говорили и умели получать удовольствие от жизни. Ну а чем мы хуже?

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

«В моей коллекции было около 30 предметов». Беларусы говорят о своих секс-игрушках

Секс • Евгения Долгая
Мы так часто говорим о сексе, но всё еще боимся экспериментировать. KYKY расспросил беларусов об их секс-игрушках и о том, как они могут повлиять на многолетние отношения. Свои лица герои предпочли не показывать, но фото их игрушек использованы для коллажей в этом тексте.
Популярное